Мой прадед Владимир Феопемптович Кожевин (16 (03).04.1859 - 23 (10).12.1911) был лесничим Биклянского лесничества Мензелинского уезда Уфимской губернии (ныне Республика Татарстан) в чине надворного советника, что по петровской табели о рангах соответствовало подполковнику в армии. Отец Владимира Кожевина, Феопемпт Николаевич, был артиллерийским чиновником Златоустовского завода.

 

В 1893 году Владимир Кожевин был назначен заведывающим Биклянской лесной школой. Учрежденное в 1888 году, это учебное заведение находилось в ведомстве Министерства земледелия и государственных имуществ и готовила лесных кондукторов. В нее принимали юношей всех сословий с 16 лет с уровнем образования не ниже двухклассного сельского училища. Количество ежегодно принимаемых воспитанников колебалось от 10 до 20 человек. Из них 15 находились на полном казенном содержании, а 5 сами оплачивали обучение в размере 150 руб. в год. Обучение в школе включало в себя курс городского (уездного) училища и специальных лесоводческих дисциплин. В 1921 г. она была переведена в с. Лубяны, где находится и по сегодняшний день.

 

Владимир Феопемптович был женат на Вере Ильиничне Роговой (26 (13).09.1863 – 03.11.1940), дочери Ильи Абрамовича Рогова, управляющего Пермскими имениями графов Строгановых. В семье Кожевиных было пятеро детей: Евгений (29 (16).12.1889, Уинск, Осинский у., Пермская губ. – 30.10.1965, Майами, США), Константин (17 (04).07.1891, с. Мехонское, Шабринский у., Пермская губ. -13.05.1967, Нью-Йорк, США), Зинаида (моя бабушка) (30 (17).06.1894, с. Простей, Мензелинский у., Уфимская губ. – 16.02.1978 Москва), Дмитрий 17 (04).03.1898, с. Простей, Мензелинский у., Уфимская губ. – 12.05.1980, Ленинград) и Николай (23 (10).03.1900, Мензелинский у., Уфимская губ. – 29.01.1976, Ленинград). Семья Кожевиных проживала в лесном поселке Казаринов (ныне окраина г. Нижнекамска).

 

Илья Абрамович Рогов исключительно высоко отзывался о достоинствах своего зятя в своих воспоминаниях:


«Муж Веры прекрасный человек во всех отношениях: как муж, как служащий и как вообще человек. На жизнь их глядя, только можно радоваться, по крайней мере, до сих пор, т.е. до 1903 года: старшие два сына Евгений и Константин учатся хорошо в Елабужском реальном училище, особенно старший — переходит в следующие классы всегда с наградой. Вера всех детей своих подготовляет сама.


Мы с женой почти каждый год, летом, бываем у них со времени (1893) перемещения их в лесной поселок Казаринов Биклянского лесничества 1 разряда; тут же и низшая лесная школа, которою и заведывает Владимир Феопемптович. В поселке живет только лесная стража: сам лесничий, он же заведывающий школою и преподаватель ученикам лесных законов, два помощника лесничего, они же и преподаватели в школе; лесообъезчик, лесной кондуктор из учеников школы, писарь канцелярии с помощником. Все живут в казенных домах. Предполагается еще должность культурного надзирателя для постоянного наблюдения за лесными питомниками. Место лесного поселка прекрасное: возвышенное с покатостью к Каме, кажущейся очень близко, между тем, отстоит на 12-15 верст. Перед поселком поля, ближе к Каме, луга, за Камою Елабуга, впереди село Прости уже в долине; слева — село Соболеково и дача богачей Стахеевых с их дворцами и парком на берегу Камы, с пристанью для пароходов и «Cв. Ключиком», освещаемыми электричеством; еще левее деревни и село. С боков поселка и сзади лес с древесными питомниками и посадками, посаженные деревца в некоторых из них выросли уже более двух сажен. Все это труды Владимира Феопемптовича, которыми по справедливости восхищаются разные начальники, со включением самого министра. Восхищаются лично, а относятся почти индифферентно к заслугам его».

 

Своим детям Кожевины дали хорошее образование. Сыновья окончили Елабужское реальное училище, поступили и успешно закончили высшие технические учебные заведения в Петербурге и стали специалистами в разных областях технических знаний. Зинаида закончил гимназию, но не получила специального образования и в 1917 году вышла замуж за моего деда Сергея Александровича Белановского, инженера-гидролога. 

Вера Кожевина и Наталья Плюснина
Вера Кожевина и Наталья Плюснина

В семье сохранилось предание о связях семьи Кожевиных с Владимиром Лениным. Этот эпизод никак не отражен в официальной биохронике Ленина и носит апокрифический характер. В феврале 1900 г., возвращаясь из шушенской ссылки, Ленин приехал в Уфу, а оттуда, по дороге в Москву, в Елабугу. Два дня провел Ленин в лесничестве В.Ф.Кожевина,  о котором знал не понаслышке: по преданию, Владимир Феопемптович был знаком с отцом Ленина Ильей Николаевичем Ульяновым и даже состоял с ним в переписке. В лесничестве Ленин встречался по совместным революционным делам с сестрой Веры Кожевиной – Натальей (Ташей) Ильиничной Плюсниной, к этому времени ставшей профессиональной революционеркой, скрывавшейся от преследования полиции. Любопытный момент этой истории заключается в том, что Таша выдавала себя за англичанку (при этом непонятно, как можно было разыграть этот спектакль в присутствии детей, самому старшему из которых было 10 лет). Во время своего пребывания в лесничестве Ленин также обсуждал с Владимиром Феомпемптовичем Кожевиным возможности проведения революционной пропаганды среди учащихся Биклянской школы. Прощаясь, Ленин якобы сказал Владимиру Кожевину: «Помните, Россия стоит на грани революции. Пройдет еще несколько лет, и гнилой режим рухнет». Достоверна эта история или нет, но Наталья Плюснина действительно была знакома с четой Ульяновых, а после смерти «вождя мирового пролетариата» была первым директором музея Ленина в Москве.

 

Разумеется, ни сами Кожевины, ни их дети не могли тогда и в страшном сне представить, что спустя несколько десятилетий двум из братьев придется бежать из государства, основы которого заложил человек, гостивший у них в лесничестве.


На сегодняшний день последним потомком Кожевиных, носящим эту фамилию, является внучка Николая Владимировича Ирина Николаевна Кожевина (Санкт-Петербург). Константин Владимирович и Дмитрий Владимирович не имели детей, сын Евгения Владимировича Владимир (Мирик) умер в Киеве в возрасте 49 лет. Сын Николая Владимировича – Николай Николаевич детей мужского пола не имел.